• Анастасия Меркушина

От конструктивизма к сталинскому ампиру

Смена стилей в архитектуре всегда продиктована общественным запросом. Процесс этот обычно занимает какой- то временной промежуток, происходит постепенно.

Переход от конструктивизма к сталинскому ампиру можно назвать переломом. Он произошел одномоментно, волевым решением.




В 1931 году был взорван Храм Христа Спасителя. На его месте собирались построить Дворец Советов, который должен был стать центром новой советской Москвы и самым высоким зданием в мире, символизирующим победу социализма .



Был проведен большой всесоюзный конкурс, в котором приняли участие 160 проектов. Большинство из них отражали два архитектурных течения: конструктивизм и классический стиль. Среди архитекторов - авангардистов были М. Гинзбург, братья Веснины, Н. Ладовский, К. Мельников и другие. Консервативное направление представляли Иван Жолтовский и Алексей Щусев.

Через три месяца жюри подвело итоги архитектурных состязаний. Распределение конкурсных призов дало понять, что рационалистам и конструктивистам больше не на что рассчитывать.

Пролетарская аскетичность форм осталась в прошлом. Конструктивизм был фактически запрещен в СССР. Не только новые проектируемые объекты закрывались, но и недостроенные конструктивистские здания обрастали колоннами, барельефами и карнизами.

Ярким примером происходящих в то время процессов в архитектуре стала гостиница «Москва» на Охотном ряду.



Это было одно из самых грязных и необустроенных мест столицы. Уничтожались торговые лавки, сносились старые здания. Та же участь едва не постигла Манеж, но заступничество Жолтовского, его авторитет, спасли историческое здание от разрушения.

Моссовет поставил невиданную до тех пор задачу - построить гостиницу на 1000 номеров в короткий срок.

Создание проекта было поручено молодым архитекторам Леониду Савельеву и Освальду Стапрану. Здание предполагалось построить полностью в конструктивистском стиле.

Строительство гостиницы было сверхударным - за год был выстроен первый корпус. И как раз в этот год, а конкретно - летом 1932 года, при обсуждении проекта Дворца Советов конструктивизм отвергается как направление, неспособное передать изменившееся самоощущение страны как империи. Империя требовала монументальных форм.

Стеклянный дом на ножках, придуманный Савельевым и Стапраном, становится неуместным. Если бы у них были в запасе три - четыре года, гостиница была бы построена такой, какой ее изначально задумали.

В начале 1933 года Савельев и Стапран переработали проект с учетом новых требований: «ножки» переделали в солидный цоколь с витринами, посередине здания во всю длину фасада разместили балкон, вдоль всей крыши пустили колоннаду, огромные стеклянные окна одели в камень, несолидный герб заменили громоздкой статуей. Но все их старания не стерли со здания печать конструктивизма.

На помощь был призван академик Алексей Щусев. Вначале он был консультантом у молодых архитекторов, а после стал полноценным автором.


По его проекту цоколь получил богатое украшение красным гранитом, лепной карниз срубили и заменили таким же, но на 80 см выше. Большое количество окон потребовало множества мелких деталей в оформлении. Ресторан был украшен богатой белой колоннадой.

Проект менялся по ходу строительства. Промышленность не поспевала за спросом на материалы. Не хватало и квалифицированных рабочих. От зарубежной помощи советское правительство принципиально отказалось. Была дана установка: «Делаем все сами!»

Существует легенда о том, что проект, разделенный осевой линией, с двумя вариантами фасада, принесли на подпись Сталину. Не разобравшись, тот подписал ровно посередине, утвердив тем самым оба варианта , - в этом и была причина того, что фасад оказался несимметричным.

На самом деле это был результат конфликта между Щусевым и его молодыми коллегами, Савельевым и Стапраном.

Скандал достиг апогея в 1937 году, когда в газете «Правда» вышла статья за подписью Савельева и Стапрана о том, что Щусев присваивает чужие проекты, пользуется рабским трудом молодых коллег. Авторы статьи указывали и на контрреволюционные взгляды маститого архитектора, на его общение с «темными личностями», которые были арестованы НКВД.

В результате партийного разбирательства Щусев был исключен из Союза архитекторов и отстранен от руководства проектом. В 1937 году это был практически приговор.

Однако через год Щусев вернулся к работе над проектом, так как его авторитет был больше, чем у клеймившей его молодежи.

К тому времени гостиница стояла без башни со стороны Кремля. Щусев занялся ее проектированием, а Савельев и Стапран работали на левой башне. Они не видели чертежей друг друга.

Кроме того, башня, над которой трудился Щусев, строилась не на пустом месте, а вобрала в себя часть гостиницы «Гранд - отель». Стена старой гостиницы, толщиной в 2,5 м, была глухой, поэтому правая башня до третьего этажа тоже не имела окон.

До начала войны гостиница была готова только наполовину. Достраивалась она уже в середине 70-х.

Строительство первой очереди обошлось бюджету в 45 миллионов рублей, вместо заложенных в 1932 году 15 миллионов.

В 1993 году гостиницу закрыли на реконструкцию, которая во времена мэра Лужкова означала: полностью разрушить и отстроить заново.



  • Вконтакте App Icon
  • Wix Facebook page
  • Instagram Классик

© COPYRIGHT "МОСКВА, ЛЮБОВЬ МОЯ" - прогулки по Москве, гид-экскурсовод Меркушина Анастасия

 

2012-2018