• Анастасия Меркушина

Конструктивизм. Дом Наркомфина.


«Впервые не из Франции, а из России прилетело новое слово искусства - конструктивизм». В. Маяковский. Начало направлению было положено на рубеже 19-20 веков. Первыми образцами нового стиля были стеклянный павильон на Всемирной выставке в Лондоне в 1851 году и Эйфелева башня. Но только советские архитекторы в 1920-х годах полноценно развили идею, реализовали ее в в строительстве и закрепили термин. Поэтому стиль конструктивизм считают созданным именно в России. Страна жила в переходный период между военным коммунизмом и НЭПом. Нэпмановские вкусы и образ жизни отвергались рабочим классом. Пролетариат противопоставлял роскоши осознанный аскетизм одежды, домашней обстановки, а также и внешнего вида зданий. В теории конструктивизма на первый план выдвигалась полезность вещи, «без балласта изобразительности»,- по словам архитектора Александра Веснина. Наиболее известные архитекторы конструктивизма - Моисей Гинзбург, братья Веснины, Константин Мельников, Иван Леонидов, Владимир Татлин. Воплощением конструкторских замыслов и идей архитектурного объединения ОСА, лидером которого был Моисей Гинзбург, стал легендарный дом Наркомфина.


Дом был возведен в 1928-1930 годах с применением новинок строительной индустрии, в том числе из цельнолитого бетона. Важная роль в том, что такой сложный, во многом революционный проект удалось осуществить, принадлежала инженеру Сергею Прохорову. Он создал новые материалы и организовал производство шлакоблоков прямо на стройплощадке. Дом Наркомфина иногда называют «домом-коммуной», что неверно, так как Гинзбург был противником подобных проектов и противопоставлял им свой «дом переходного типа», где не ставилась задача разрушения сложившегося традиционного бытового уклада. В отличие от домов - коммун, в доме Наркомфина воплощена идея комфортной жилой среды. Согласно проекту, дом состоял из четырех корпусов: 1) жилого, на 50 семей, примерно 200 человек; 2) коммунального с кухней, двумя столовыми, спортзалом и библиотекой, который был соединен с жилым корпусом теплым навесным переходом; 3) отдельного здания детского сада с яслями; 4) служебного, включающего прачечную, сушилку и гараж. Три ряда бетонных столбов проходили через все этажи и держали перекрытия. Получалось, что стены не несли нагрузку, что позволило выполнить сплошное ленточное остекление. Дом занимал часть Шаляпинского парка и бывших усадебных садов. Для большей сохранности парка и ввиду неровностей участка, дом был поднят на 2,5 метра над землей на отдельных столбах. Это имело и другие преимущества: облегчало проход и делало первый этаж высоким, что устраняло известные минусы проживания на первом этаже. Идейные стимулы тоже были не на последнем месте. Как писал сам Гинзбург: «Возможность оторвать здание от земли, ... поднести восприятию человека пространство чистым и ясным...» Внутри квартир сохранялись маленькие кухни, только в малометражных квартирах, где проживать могли люди без семьи, кухонь не было - жилая комната была оборудована «кухонным элементом». Квартиры в доме были разными по метражу и планировке, но их объединяла одна деталь: они были многоярусными, даже так называемые «ячейки» площадью 33-34 кв.м. Фасады жилого корпуса выглядели по- разному: со стороны Садового кольца - длинные ленточные окна и открытая галерея второго этажа. С обратной стороны - большие окна комнат - гостиных и маленькие окна кухонь. Все спальни в доме ориентированы на восход, а гостиные на запад. Дом Наркомфина стал ярким примером того, как идеи гениев конструктивизма разбились о реальность. К середине 30-х галерею, предназначенную для общения и встреч, превратили в индивидуальные кладовки; общей столовой почти никто не пользовался - готовые обеды забирали с собой в квартиры. Успешно работали только прачечная и детский сад. В это время в СССР был тяжелый квартирный кризис, поэтому в квартиры, рассчитанные на одну семью, заселяли сразу несколько - одна семья жила в спальне, другая в гостиной. Крошечные кухни и санузлы приводили к скандалам. Должно было пройти время, прежде чем изменились условия и дом Наркомфина стал восхитительным свидетелем времени безудержного полета гениальной мысли, рождения смелых идей. К концу 2018 года были закончены работы по восстановлению легендарного дома. Архитектурный надзор за проектом осуществляло бюро «Гинзбург Архитектс», которое возглавляет внук Моисея Гинзбурга, Алексей. Теперь это элитное жилье в центре столицы. На официальном сайте, где продаются квартиры, можно совершить виртуальную прогулку по дому и оценить результаты проделанной работы и оригинальность архитектурного замысла неповторимого дома.


#архитектура #домнаркомфина #моисейгинзбург #конструктивизм #Москва #гид #экскурсовод #прогулкипоМоскве #НЭП

Просмотров: 0
  • Вконтакте App Icon
  • Wix Facebook page
  • Instagram Классик

© COPYRIGHT "МОСКВА, ЛЮБОВЬ МОЯ" - прогулки по Москве, гид-экскурсовод Меркушина Анастасия

 

2012-2018